Gor Chahal. The Gifts. gfr0
:( Дары (кураторский проект) Rambler's Top100
Подписаться на RSS Опубликовать в Twitter Опубликовать в своем блоге livejournal.com
Новости
Работы
Тексты
Curriculum Vitae
Контакт
:)
Фестиваль «Дары» приурочен к празднованию Рождества Христова и организован содружеством христианских художников «Артос». В выставочном пространстве объединены иконы, мозаики, шитье, резьба по камню, скульптура, архитектурные проекты и макеты, каллиграфия, картины и инсталляции.

«Как и волхвы, мы стремимся принести свои дары, родившемуся в мир Спасителю, - говорит один из его кураторов Сергей Чапнин. - Каждый – в меру своего таланта и в меру своего понимания. Главное здесь не только само приношение, но и намерение, желание сердца. Художественные языки, на которых мы говорим, самые разные, но тема высказывания едина – приношение даров для созидания и осмысления пространства священного, являющегося целью фестиваля. В этом пространстве сополагаются иконописные образы, современная храмовая архитектура и искусство внелитургическое, но обращенное к религиозным сюжетам и поискам».

Диалог Церкви и современного искусства интересует другого куратора проекта Гора Чахала, уже десять лет. За это время при его участии организован ряд круглых столов, в том числе в рамках выставок «Двоесловие/Диалог» в Татьянинском храме при МГУ (2010), спецпроекта Государственной Третьяковской Галереи «Хлеб Неба» (2011), выставки Российской Академии Художеств «Искусство и религия в пространстве современной культуры» (2013) и др. Кураторы выставки «Дары» продолжают это начинание.

Искусствовед Ирина Языкова полагает важным исследовать вопрос о том, насколько непроницаема граница между церковным и светским искусством. Какой характер их связи? На многие вопросы ясного ответа пока нет, но очевидно, что сегодня можно говорить не столько о возрождении иконописания, сколько о его возвращении и становлении современной иконописной традиции, внутри которой вполне отчетливо просматриваются различные тенденции. Во-первых, в последние годы стилистические поиски иконописцев приобрели широкое разнообразие и гораздо большую степень свободы и смелости творчества. Во-вторых, в работах российских иконописцев видна не только ориентация на разные исторические стили, но и появление индивидуальных манер письма, складывается такой феномен, как «авторская икона».

В представлении арт-критика Сергея Хачатурова представленные на выставке работы можно отнести к трем категориям. Первая - новые иконы, соответствующие иконографическим программам моленного образа Восточно-христианской Церкви. Вторая: работы на тему евангельских сюжетов и христианские образы, созданные с принципиальным отступлением от принятой традиции и канона. Третья категория: произведения, откликающиеся на важнейшие, вдохновленные христианством, образы мировой культуры.

Новые иконы созданы Анатолием Этенейером, священником Андреем Давыдовым, Ольгой Шаламовой, Мариной Турновой, Александром Корноуховым, Ириной Зарон… Работы в разных материалах и техниках. Общаться с ними интересно: ведь при огромном пиетете к традиционной иконографии их отличает качество, которое допустимо назвать общительностью. Общительностью по отношению к современному искусству, к традициям модернизма (от неонаива до экспрессионизма, даже такого стиля как «информель»). И это качество способствует возникновению того, что принято именовать доверием, доверием к личному опыту постижения Веры при смирении перед непостижимой ее Тайной.

Вторая группа произведений чутко реагирует на наш неклассический и радикальный в отношении преодоления границ разных видов и жанров искусства мир. Произведения Гора Чахала, Максима Ксюты, Алексея Дьякова, Александра Константинова, Татьяны Баданиной, Владимира Наседкина, Валерия Кошлякова, Анатолия Комелина, Ирины Затуловской, Андрея Колосова это именно contemporary art. В соответствии с законом существования этого искусства зритель обязан быть полноправным не только сочувственником (как в классической традиции), но и соучастником создания образа. И когда таинство Преображения в работе Анатолия Комелина воссоздается с помощью нескольких брутальных абстрактных брусков, то увлекает мощь той резонансной среды, которая заставляет тебя домысливать: а каким способом на конкретное событие Священной истории реагирует все мироздание, мельчайшие частицы его; какие следы, тайные знаки этой истории улавливаются в самых, казалось бы, неприметных вещах и впечатлениях. Для того, чтобы подобное суждение возникло, требуются ответственность, дисциплина мысли и смирение. Которые отличают, например, работы Гора Чахала, посвященные апофатическому богословию. Одна из них это фильм, другая картина, написанная акрилом на холсте. В обеих предъявлен процесс рождения из Хаоса Логоса, из Бесформенного -- Формы, сияющей в Вечности. Форма эта бесконечно совершеннее любых наших мыслей о ней. Все работы второй группы трудны для восприятия: за элементарной простотой скрыта необходимость личной работы ума и чувств каждого зрителя. Необходимость его собственной ответственности.

Третья категория произведений – это пропущенные сквозь многочисленные культурные тексты-фильтры доказательства щедрого присутствия христианства в мировой культуре, которая им освящается и просвещается. Инсталляции и картины Ильи Пиганова, Юрия Аввакумова, Ольги Тобрелутс, Надежды Мухиной, группы «Бурсаки» с известной долей условности можно объединить термином «необарокко» - настолько затейлив и привлекателен их вид, настолько полифонична и даже эмблематична форма диалога со зрителем.

Экспозиция выставки сформирована так, что в каждом зале работы разных групп соседствуют друг с другом. В этом бережном соседстве, когда каждая отдельная работа воспринимается подобно драгоценности, одновременно максимально раскрывается в контексте других, все три группы взаимообусловлены и поддерживают друг друга.

Объединяются, не смешиваясь.